Назад

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по проекту Федерального закона "О внесении изменения

в пункт 5 статьи 6 Федерального закона "О введении в действие

части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Принято на заседании Совета 29 ноября 1999 г.

Проект Федерального закона "О внесении изменения в пункт 5 статьи 6 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - проект) представлен депутатами В.И. Зоркальцевым, А.И. Лукьяновым и Е.Б. Мизулиной. Решением Совета Государственной Думы II созыва от 8 июня 1999 г. (протокол № 211) проект был направлен субъектам законодательной инициативы для подготовки замечаний и предложений, а Комитету Государственной Думы по законодательству и судебно правовой реформе было поручено подготовить проект к рассмотрению Государственной Думой.

Проект предусматривает продление срока, в течение которого все частные собственники должны привести организационно-правовую форму своих предприятий (юридических лиц - несобственников) в соответствие с правилами Гражданского кодекса (далее - ГК). Если действующий Вводный закон установил такой срок до 1 июля 1999 г. (с 8 декабря 1994 г.), то согласно законопроекту он продлевается еще на 5 лет - до 1 июля 2004 г.

В пояснительной записке авторы законопроекта указывают, что речь идет о необходимости сохранения за религиозными организациями права иметь юридические лица в форме "предприятий" и о якобы имеющей место в отношении названных организаций "дискриминации", а также о противоречии пункта 3 статьи 117 ГК и пункта 5 статьи 6 Вводного закона к части первой ГК пункту 3 ст. 117 ГК.

Указанные соображения не могут быть приняты во внимание как явно противоречащие принципиальным положениям Гражданского кодекса РФ.

В новом ГК РФ законодатель сознательно отказался от понятия и конструкции "предприятия" как самостоятельного юридического лица. В условиях нормального имущественного оборота подобное хозяйственное образование, оставшееся от прежнего правопорядка, основанного на административно-командной экономике, не может быть самостоятельным субъектом права, ибо не является собственником своего имущества и целиком и полностью управляется собственником-учредителем, не несущим никакой ответственности ни за результаты этого управления, ни за результаты деятельности "предприятия", что ставит в тяжелое положение других участников оборота - собственников. Право иметь унитарные предприятия - несобственников сохранено в ГК лишь для публичных собственников (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований) с учетом продолжающегося процесса приватизации, влекущего постепенное преобразование таких юридических лиц в акционерные общества (в том числе, с государственным участием).

Предоставление аналогичного права религиозным организациям, на чем настаивают авторы Проекта, означало бы наделение их ничем не оправданными привилегиями по сравнению с другими участниками имущественных отношений, не говоря уже об отмеченной опасности сохранения такой странной фигуры как "предприятие-несобственник". Консервация этой конструкции, не свойственной рыночному обороту, может привести к различным злоупотреблениям и другим неблагоприятным последствиям.

Не случайно также в 1999 г. Президент Российской Федерации своим вето парализовал вступление в силу законопроекта о предприятиях религиозных организаций, как явно противоречащего основным началам гражданского (частного) права и рыночной экономики.

Необходимо также отметить отсутствие какого бы то ни было "противоречия" между пунктом 3 статьи 117 ГК и пунктом 5 статьи 6 Вводного закона к части первой ГК, о котором неоднократно упоминают разработчики Проекта. Пункт 3 статьи 117 ГК имеет в виду "особенности" правового положения самих "религиозных и общественных организаций", но никак не их "предприятий" - самостоятельных юридических лиц с собственным статусом.

Следует указать также на и на обстоятельства более общего характера, делающие невозможным принятие указанных поправок во Вводный закон к части первой ГК.

Во-первых, норма пункта 5 статьи 6 Вводного закона по существу себя исчерпала после наступления указанного в ней срока - 1 июля 1999 г. Внесение же изменений или дополнений в несуществующую уже норму противоречит не только логике, но и принятым в отечественной правой системе правилам законодательной техники.

Во-вторых, принятие поправки, продлевающей срок для преобразования соответствующих предприятий, будет дискриминировать добросовестных участников экономического оборота, которые, во исполнение пункта 5 статьи 6 Вводного закона привели организационно-правовые формы своих предприятий в соответствие с ГК до 1 июля 1999 г., и поощрять недобросовестных участников оборота, которые вопреки указанию закона не произвели таких преобразований в предписанный срок. Принятие Проекта создало бы опасный прецедент поощрения самим законодателем тех, кто нарушает установленные законом требования.

В связи с этим проект Федерального закона "О внесении изменения в пункт 5 статьи 6 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" не может быть рекомендован для принятия Государственной Думой.


Назад