Назад


        Семинар по актуальным проблемам гражданского права
        "Ограничения на выход участника из ООО"
        РШЧП 1 ноября 2002 г.

        В цивилистической литературе уже неоднократно обращалось внимание на то, что существенную практическую проблему представляет неконтролируемый выход участников из общества с ограниченной ответственностью (ООО)( нарушающий права и законные интересы не только остающихся участников( но и кредиторов общества.
        Действующее законодательство в рассматриваемой сфере исходит из довольно либерального подхода( допускающего неограниченное право участника ООО в любое время выйти из общества независимо от согласия других участников( причем такое право закрепляется законом (ст. 94 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона <Об обществах с ограниченной ответственностью> (далее - ФЗ об ООО) в императивной форме и не подлежит ограничению учредительными документами общества (на что было обращено внимание в п. 27 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8).
        В соответствии со ст. 26 ФЗ об ООО участнику, подавшему заявление о выходе из общества, общество обязано выплатить действительную стоимость его доли, либо с согласия участника выдать ему в натуре имущество такой же стоимости, в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого было подано заявление о выходе, если меньший срок не предусмотрен уставом. При этом действительная стоимость доли, соответствующая части чистых активов общества, пропорциональной размеру доли, определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе.
        Однако подобное законодательное решение нередко приводит к тому( что выход отдельных участников из ООО с последующей выплатой реальной стоимости доли провоцирует лавинообразный выход других участников( при этом последний из участников( не успевший подать заявление о выходе( вынужден нести бремя по управлению ООО и поддержанию его деятельности либо осуществить его ликвидацию.
        Более того( существующий порядок выхода участника из ООО( а также выплаты реальной стоимости доли участника зачастую приводит к тому( что даже в отсутствие массового выхода остающихся участников выплата реальной стоимости доли может повлечь уменьшение уставного капитала ниже минимально установленного законом размера. Это( в свою очередь( является основанием для принудительной ликвидации общества. Таким образом( выход ряда участников ставит под сомнение существование до того стабильно функционировавшего общества( что негативно сказывается не только на интересах контрагентов таких обществ( но и стабильности гражданского оборота в целом.
        Интересно, что в большинстве европейских стран (в том числе в Германии, Франции) законодательство о торговых товариществах и обществах не содержит норм, подобных ст. 94 ГК РФ и ст. 26 ФЗ Об ООО, прямо допускающих возможность свободного выхода участника из общества (товарищества) с ограниченной ответственностью с выплатой ему стоимости его доли. В Швейцарии и Чехии в некоторых случаях выход участника из общества допускается, однако и они ограничены определенными условиями, - например, участник вправе обратиться в суд с просьбой разрешить ему выйти из состава общества, либо в уставе может быть специально закреплено право участника на выход из общества в определенных условиях.
        Возможными вариантами разрешения указанной проблемы могло бы стать закрепление в законе нормы( устанавливающей в той или иной форме получение согласия остальных участников на выход из общества, либо предусматривающей, что выход участника из ООО по общему правилу не допускается( если иное не установлено уставом общества.
        Первое из указанных решений не согласуется с природой ООО как организации, лишенной признаков союза лиц, поскольку ООО по своей правовой конструкции тяготеет скорее к союзу капиталов.
        Второе из указанных решений также не решает проблему в принципе, поскольку допускает лишь переложение невыгодных последствий от возможного выхода участников на остающихся участников. Такое переложение бремени несения невыгодных последствий совершается с согласия внутренних инвесторов общества (участников общества) путем включения соответствующих положений в учредительные документы общества. Подобная оговорка может быть сделана в уставе общества как при его учреждении( когда соответствующее положение будет указано учредителями ООО( так и внесено в устав общества на основании решения общего собрания участников. Возможно( что для принятия соответствующего решения следует предусмотреть в ФЗ об ООО необходимость квалифицированного числа голосов участников. При этом учредители (участники) могли бы как вводить подобное право( так и отменять его путем внесения соответствующих изменений в устав общества.
        Итак, на обсуждение выносятся следующие группы вопросов:
        1) В каких отношениях состоит участник ООО с другими участниками общества и самим ООО, имеется ли в основании таких отношений элемент договорного обязательства? Какого рода отношения складываются между выходящим участником и обществом после подачи заявления о выходе из общества и до выплаты участнику действительной стоимости доли?
        2) Обоснованно ли вести речь о необходимости ограничения бесконтрольного права участника ООО на выход из общества или существующий в настоящее время порядок вполне отвечает запросам оборота?
        3) В случае, если имеется необходимость ограничении права на выход участника из общества, какими правовыми средствами должны устанавливаться такие ограничения или, возможно, следует вообще исключить право выхода из общества как самостоятельное основание прекращения членства в обществе, предусмотрев лишь возможность отчуждения доли другому лицу?

Назад